Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:44 



три часа дня, сидр и КАРТОФЕЛЬНЫЕ СКИНЫ

@темы: лето, картинки

03:16 

Emil i Lönneberga

04:07 

Сегодня, перерисовывая фазы мультипликата с кальки на бумагу, я думала о двух вещах. Первое - это то, что я, кажется, не чувствую своего плеча. А второе - это то, что на данную секунду моё тело, моя голова и моё сознание - это три разные единицы, каждая из которых хочет либо жрать, либо спать, либо думать о вечном. Поэтому я, стараясь не засыпать, хлебала кофе, закидывалась печеньем и периодически уносилась мыслями куда-то вдаль, где синее небо и никаких тебе карандашей и бумажек. Правда, потом кофе кончался, печенье крошилось на джинсы, и я опять падала в бумажки.
Наверное, самые грустные создания - это боги. Они сидят там одни, каждый сам по себе, все разного размера и формы, и их все ненавидят. Мне кажется, каждый хоть раз отправлял проклятия на небеса, а проклятия всегда долетают до цели - это вам не пожелания счастья и любви.
Ещё я думала о ничтожестве - о своём ничтожестве и о Вечном Ничтожестве. Первое я осознаю постоянно, но иногда вдруг просыпается что-то такое острое. Когда вдруг доходит, что руки-то, они же из жопы. Поэтому так сложно, наверное. Мне говорят, без мозгов жить весело и классно. Они просто не пробовали - это очень затратно и беспокойно. Ты можешь убиться, ударившись об дверь, и даже не заметить. Мне кажется, теория эволюции на мне потерпела крах. Обычно особи, не приспособленные к жизни, самоустраняются. А я почему-то вот болтаюсь туда-сюда и верю, что дядюшкой Дарвиным для меня было предусмотрено что-то особое. Может быть, я смогу сэволюционировать обратно в мартышку и быть счастлива в тёплых краях. Кидаться бананами в других мартышек и кричать им, что они не понимают своего счастья. И вспоминать московский ледяной дождь в июле, мокрые кеды и уставшие ноги с брезгливой ностальгией.
Пока моё сознание было далеко от рук, я перерисовала дважды каждую мультипликационную сцену. И застыла в недоумении и задумчивости - так всегда бывает, когда я не знаю, уместнее будет сейчас рыдать, смеяться или пинать мебель. Остаётся только дивиться своей выносливости, работоспособности и удивительному, совершенно беспросветному идиотизму.
Вы знаете, у птичек полые кости и нет части внутренностей, чтобы они могли летать. Вот у меня, судя по всему, нет мозга - может быть, это тоже какая-то хитрая система, чтобы я тоже могла летать.
И вот я так живу, таким вот не то страусом, не то киви. Ещё плюс общая невезучесть - это тоже добавляет оттенков в мою жизнь, которая в последнее время состоит лишь из расчленённой внутренней сущности, которая от скуки и от недостатка жизненной энергии начинает разбираться в самой себе. А разбираться в своей сущности - это всё равно что разводить дома муравьедов. То есть звучит романтично и необычно, но лучше не пробовать на себе и ни в коем случае не доносить до дома ни одной детали этого опасного увлечения.


в нашу лавочку на свет
заглянул один скелет
он принёс с собой из ада
всем нам пламенный привет.
ну, наверно, так и надо

@темы: лето, стихи

04:13 

Лето кончилось.
Понимаешь это слишком поздно и слишком быстро. Вроде сегодня только натягивал шорты, а уже вот пора думать, что бы надеть на ноги взамен раскисшим кедам.
Кончилось лето. Тут не календарь, тут что-то большее повернулось и перелистнулось. С летом как с минутной стрелкой - нельзя подкараулить момент, когда всё же Произойдёт Конец Лета, ну или там конец минуты. Просто потом наблюдаешь результат. Мне кажется, я по такой же схеме и с людьми общаюсь. Сначала всё хорошо, а потом вдруг стоишь по щиколотку в снеге и каком-то отвратительном мёрзлом дерьме, не понимаешь, как это произошло и долго не можешь решиться начать выкапываться.
Лето кончается, но потом всё время о себе напоминает. Вот мужики продают арбузы - красные жаркие летние сердца. У арбузов круглые животы, у мужиков тоже. Мужики чесали бороды пальцами и прохлопали, как арбуз скатился по столу навстречу верной смерти и грохнулся, за секунду долетев до земли и лопнув. Арбузы не ломаются, а лопаются - так некоторые люди лопаются от радости или вдохновения. И потом лежат, раскуроченные, глядят в небо слепым полосатым глазом.
Лето здесь, оно пока ещё держится. Пока ещё можно найти на улице девушек с белыми полосами на шее и спине, и увлекательно вычислять, кто из барышень стеснительный, а кто нестеснительный. Кто приличный, а кто не очень.
Веснушки у меня пока что везде, даже на кистях рук. Еду в метро, руки на коленки положу, смотрю и как будто я летом. Или как будто рядом с морем. Закроешь глаза - и вот вагон как шум волны, а тётка надувшаяся с тупым акульим взглядом сейчас на охоту пойдёт. В метро как на паршивом людном пляже. То ли жарко, то ли холодно, сидеть негде, все смотрят не на человека, а сквозь, пахнет едой и пивом. И немного собаками. И чувствуешь себя неловко и как будто тебе за что-то стыдно.
Одногруппница Полина наклоняется, вырез футболки съезжает, становятся видны коричневые, очень загорелые лопатки. Полина - нестеснительная. И не очень приличная.
Полина поправляет футболку, делает только хуже. Губы у неё красные, как арбуз.
Самое плохое - когда от твоих рук пахнет карандашным грифелем. Не знаю более мёртвого запаха. Пусть уж лучше осенней гнилью отдаёт, или промокшими ногами. Хотя нет. Ногами не надо.
А лучше всего, конечно, уткнуться в чьи-нибудь загорелые лопатки и просто эту осень переждать.
Как арбуз на солнышке, валяясь и лениво поблескивать своим внутренним миром.

всё плохо

главная